А.Мешков. "Омерзительный алкаш и..."

на главную   поиск по сайту   полный список - по разделам   полный список - по алфавиту  

крупное ©, copyrigh

Омерзительный алкаш и скромный учитель

<<<Начало

Как они поют
рис. Н.Провоторов   Омерзительный алкаш трезвым вообще никогда не поет. Зато когда напьется, то изрыгает звуки, весьма далекие от музыки. Он заявляется на концерт с опозданием, с помятой рожей и в помятом фраке, на фалде которого висит раздавленная и засохшая макаронина. Он пыхтит, пытаясь отдышаться, затем, так и не отдышавшись, не стесняясь, прочищает горло громкими отвратительными звуками, напоминающими крик павлина, откашливается, словно туберкулезник, сплевывая густую серую массу прямо на сцену и растирая ее ножищей. Затем он, не дожидаясь оркестра, начинает петь арию Каварадосси, привирая ее настолько нещадно, что у Пуччини наверняка случилась бы падучая. И это при том, что оркестр начинает играть вступление к "Паяцам" Руджеро Леонковалло. При этом определить, тенор у него, баритон или бас не удается никому. Не обращая внимания на некоторое слышимое несоответствие аккомпанемента омерзительный алкаш входит в раж и начинает притоптывать в такт ножищей в нечищенном стоптанном башмаке, заглушая оркестр. При этом он продолжает прочищать горло, сплевывая в оркестровую яму, к большому неудовольствию музыкантов духовой группы.
   Уходит он со сцены даже не попрощавшись, сграбастав, словно веник, охапку цветов, которую преподнесет ему смущенная девчушка-поклонница, не допев до конца арии, просто оттого, что ему надоело петь. Уходит он, тяжело ступая, как землепашец после захода солнца, при этом он суетливо чешет себя под мышкой, и зрителям становятся видны края незаправленной грязной рубашки, торчащей капитуляционным флагом из-под фрака.

   Скромный же учитель приходит на концерт отутюженный, начищенный до блеска, глазенки сияют от предвкушения счастья. Он тщательно распевается в артистической уборной, в простой уборной и вылетает на сцену задолго до появления музыкантов оркестра. Он долго раскланивается, ожидая, пока оркестр не рассядется и не настроится.
   Он улыбается музыкантам, зрителям и дирижерам. Улыбается себе и маме, которая сидит на подставном стульчике в первом ряду. Поет он контртенором, чистым, как журчание весеннего ручейка, как утренняя трель жаворонка. Он легко на взлете берет верхнее "до", верхнее "ре", верхнее " ми", в романсе Алябьева "Соловей", в романсе Рабиновича "Воробей" и в романсе Чайковского "Пичужка". Причем, ему не составляет труда исполнять эти сложные вещи одновременно. В такт музыке он, забывшись, размахивает ручками, словно Эол крылышками. Кажется, вот-вот сейчас он, легкий и воздушный, взмоет стрелой над зрительным залом и будет гордо реять в вышине возле люстры, то крылом касаясь пола, то стрелой взмывая к небу… После исполнения романсов он принимает цветы, поцелуи, ценные подарки, деньги, подставляет губы и ланиты для поцелуев. На глазах его застывают слезы счастья. Он много раз выбегает для поклона, от волнения спотыкаясь и падая, но тут же восставая вновь и вновь…

    Как танцуют
    Омерзительный алкаш танцует исключительно только когда выпьет. Приглашая партнершу на танец, он даже не удосужится вымыть перед этим руки с мылом. Он не раскланивается и не ангажирует танец заранее, он просто хватает испуганную женщину за руки и, выламывая их болевым приемом, ведет ее в танце. Женщина с исказившимся лицом бежит за ним некрасиво, стараясь успевать за его непредсказуемыми движениями. Танцуя па-де-де из балета Минкуса "Дон Кихот Ламанческий" омерзительный алкаш так увлекается антраша, что однажды, исполняя этот сложнейший элемент, не удерживается на нетвердых ногах колосса и всей своей массой грохается на пол, вздымая вокруг себя пыль и увлекая за собой хрупкую партнершу.
   Движения его невыразительны, угловаты, хаотичны, сумбурны, эклектичны, в них есть что-то от дикой пляски северного шамана, изгоняющего злых духов с континента. На лице бессмысленная улыбка, на губах пена, удила закушены. Пот струйками стекает по нависшим сосулькам редкого чуба. Рубашка прилипла к спине, к животу, к чреслам… Под конец танца он замертво падает прямо посреди сцены или хаты и засыпает крепким пьяным сном, безобразно храпя и вскрикивая во сне, суча ножищами в непонятном танце.

   Скромный учитель, перед тем, как пригласить даму на танец, присылает ей открытку по почте или с нарочным, и только получив разрешение пригласить, он решается на столь отважный шаг. Однако получить разрешение на танец – это еще не всегда означает согласие потанцевать. Но уже в приглашении есть какой-то скрытый эротический изотерический смысл. И скромный учитель к этому шагу очень долго готовится. Приглашает на танец даму он на чистом французском языке, склонив голову чуть набок- влево. Дама, зардевшись, не может отказать этому стройному невысокому опрятному человеку с тщательным пробором на аккуратной головке.
   Танцуя, он бережно держит даму под мышками, чтобы та не упала, а если та все же падает, он всегда помогает ей подняться и отряхивает платье припасенной для этого случая щеточкой.

    Как они дирижируют
рис. Н.Провоторов    Омерзительный алкаш выходит дирижировать на сцену медленно, с видимым и плохо скрываемым отвращением. Громко отрыгивает, пукает, сморкается через одну ноздрю, заткнув другую грязным сучковатым пальцем. Сильно, словно эспандер, жмет руку первой скрипке, потом второй, третьей, четвертой… Хрустят хрупкие пальцы. Скрипки морщатся и долго трясут руками и дуют на искалеченные пальцы. Ни о какой игре теперь, не может быть и речи. А омерзительный алкаш не унимается: он хлопает по плечу виолончелистов, сжимает в объятиях арфистку, обдав ее запахом сивушных масел и чеснока, целует взасос флейтистку, лапает за маленькие груди пианистку-концертмейстера, хлопает по заду уборщицу, замещающую барабанщика и, переведя дух, раскрасневшийся и потный, продвигается назад к пюпитру, опрокидывая по пути стулья, столы, музыкантов, арфу, барабаны, и даже падает сам, матерясь, как сапожник. Шум, грохот, крики о помощи, предсмертные стоны, надрывный плач. Наконец он, ко всеобщему счастью и облегчению, все-таки добирается до своего рабочего места и долго вспоминает о цели своего прихода.
   Он открывает партитуру и начинает с интересом ее изучать, а поскольку нот он не знает по причине отсутствия должного образования, ровно как и не должного, на изучение уходит очень много времени. Наконец, потеряв всякую надежду на успех, он начинает дирижировать просто так. Дирижирует он толстым сучковатым дрючком, постоянно задевая им по голове сидящих рядом первую, вторую и третью скрипки. А при сильных взмахах, в особо тревожных музыкальных моментах, он, в порыве экстаза, достает дрючком и уборщицу, дремлющую за барабанами. А тех, кто опоздал вступить вовремя (когда он и сам-то толком не знает), он нещадно бьет этим дрючком по голове. Время от времени он прикладывается к горлышку бутылки водки "Центросоюз", морщится и подергивает плечами. Ставит бутылку возле себя на пюпитр (опасаясь, как бы первая скрипка не приложилась), постоянно приглядывает за ней. Расходятся все заполночь, избитые, израненные, усталые, но счастливые.

   Скромный же учитель дирижирует тонкой палочкой из березы, которую он сам долго вытачивал бессонными ночами. Дирижирует ой спокойно и плавно. Как-то при исполнении музыки Мендельсона Бартольди к спектаклю Шекспира "Сон в летнюю ночь" музыканты оркестра так прониклись замечательным видением дирижера этой музыки, что все как один заснули до утра. Заснул и сам скромный учитель, убаюканный замечательной музыкой. Он словно слился с ней и слил весь оркестр.

    Как они занимают деньги
    Омерзительный алкаш занимает часто, но помногу. Делает он это в присущей ему недипломатической хамской манере. Хватает жертву за плечо и, презрительно глядя в глаза, требует с угрожающими нотками в голосе дать ему взаймы до завтра. Взяв деньги, он тщательно несколько раз пересчитывает пачку, подозрительно глядя на кредитора. В конце концов, все равно сообщает, что в пачке не хватает и половины требуемой суммы.

   Скромный учитель же просит взаймы не сразу. Он сначала долго интересуется жизнью кредитора, жизнью и состоянием здоровья его родственников и предков, состоянием экономики и политической ситуации в стране, интересуется образованием и живописью, музыкой и театром, и только после длительной беседы он как бы пунктиром намекает собеседнику, что неплохо было бы ссудить ему на время некоторую сумму, какую не жалко. Берет он, как правило, очень мало и отдает всегда.

    Как они возвращают долг
    Для скромного учителя возвращение долга это такой же праздник, как для россиянина День российского флага. Он к нему тщательно готовится, разучивает стихи, которые сам и пишет. Он тщательно приводит себя в порядок и возвращает долг в аккуратных купюрах, зачастую перевязывая пачку красной ленточкой.

   Омерзительный алкаш долгов не возвращает. На человека, напомнившего ему о его долге, он долго и мучительно смотрит, словно пытаясь признать в этом человечке кого-то из знакомых. Недоумение и ярость возникают на его лице. Проситель уходит, как правило, посрамленный.

    Как они грабит бланки
    Скромный учитель никогда не грабит банки. А если и грабит, то только преуспевающие. Он как правило идет на дело один. Внимательно изучает систему сигнализации, график дежурства охранников и т. д. Разрабатывает план, бизнес-план. Перед ограблением тщательно моется, бреется, надевает чистое белье.

   Омерзительный алкаш грабит банки по пьянке, когда не хватает денег на водку "Центросоюз". Допив остатки водки он встает и идет в ближайший банк. Там он громко матерится, дает пощечину охраннику и берет денег ровно в аккурат на водку "Центросоюз" обещая невнятно вернуть сразу, как только получит зарплату, предупреждая, что он вообще-то нигде не работает.

    Как они голосуют
    Скромный учитель внимательно ознакамливается с предвыборными программами кандидатов. Следит за их выступлениями в средствах массовой информации. На выборы он идет нарядный и торжественный. Как на свадьбу. Он покупает цветы на всю свою учительскую зарплату и, придя на избирательный участок, долго не выходит из кабинки, опасаясь, как бы кто не подглядел, за кого он проголосовал.

   Омерзительный алкаш же узнает о выборах в день выборов, поскольку за ним заходят его приятели алкаши с приглашением выпить за выборы. На избирательный участок он приходит не глаженный, лохматый, одутловатый, с устойчивым запахом сивушных масел изо рта и из других мест, и с удивлением узнает себя на портретах кандидатов в депутаты, в мэры. в президенты. Он, не раздумывая, голосует сам за себя и тут же выпивает прямо из горла бутылку водки "Центросоюз" за успех выборов.

    Как они кормят голубей
рис. Н.Провоторов    Скромный учитель долго и мучительно выбирает корм для голубей. Он штудирует литературу по голубям, справляется у специалистов-орнитологов, долго ходит по магазинам, выбирая корм, опасаясь подделки.
   Он выходит на площадь им.Ленина, где водятся голуби мира и, приговаривая: "Гули- гули-гули", посыпает корм прямо на булыжную мостовую. Он с любовью и наслаждением наблюдает, как гули пожирают корм, и порою плачет от умиления, и сам прикладывается к еде.

рис. Н.Провоторов   Омерзительный алкаш же кидает голубям черствую буханку хлеба и при этом заразительно ржет, как сивый мерин, глядючи, как гули бесполезно мечутся подле буханки. Предварительно он обильно смазывает буханку мышьяком.

    Как они гладит собак
    Скромный учитель долго раздумывает, как он будет гладить собаку. Он видит это в своих мечтах, в голубых снах. Наконец он принимает решение погладить собаку. Он долго выбирает породу и ос танавливается на чихуа-хуа. Он тщательно моет руки, ноги, да и всего себя он тщательно моет перед поглаживанием (на всякий пожарный случай). Он мажется благовониями, одеколоном "Саша" и только после этого выходит к собаке. Гладит он ее, начиная с головы и кончая удами.

   Омерзительный алкаш же гладит собаку спонтанно. Против шерсти и. как правило, не выбирая породы. Обычно это бывает заблудшая дворняга. Как правило омерзительный алкаш заглаживает собаку до смерти и при этом заразительно смеется, потирая от удовольствия мерзкие ручищи.

    Как они нянчатся с детишками
рис. Н.Провоторов    Омерзительный алкаш хватает плачущего мальца прямо из люльки своими лапищами-захватами и начинает его судорожно трясти и без того трясущимися ручищами. Получается эффект двойной тряски. К тому же ребенок и сам трясется от ужаса. Омерзительный алкаш поет мальцу колыбельную, но поскольку слов он не знает, то поет просто так: "Шабу-дабу-дай-да, шала-лайла, бздэмс-бздэмс- бздэмс, нари-на-йна-нари-най…" и т.д. Голос у него хриплый и простуженный, похожий более на кашель туберкулезника на последней стадии во время агонии и предсмертных судорог.

   Скромный же учитель сначала перепеленовывает ребеночка нежными и ласковыми ручонками своими, приговаривая: "И кто же у нас так описались, маленькие такие пуписиськи, сисиськи?". Потом он вкладывает памперс, тампакс и бережно заворачивает угугукающий комочек. Он ходит с ним по комнате, напевая песни Татьяны Булановой, а сам, меж тем, вспоминает урок, чтобы завтра свежим и бодрым приступить к новому материалу со своими сорванцами. При одной только мысли о своем 10 "А" у него волосы становятся дыбом, и он по доброму усмехается, желваки под кожей ходят ходуном, и руки невольно до боли в суставах сжимают ребеночка. Так они и засыпают вдвоем на скромной солдатской кроватке, завернувшись в серое одеяло с угловым штампом на краю "Общежитие ОССОВИАХИМ"

    Как они играют в футбол
рис. Н.Провоторов    Омерзительный алкаш выходит на поле в трико с оттянутыми коленками и в домашних тапочках. Он долго выясняет, за какую команду он будет играть, стараясь запомнить в лицо или в спину своих товарищей по команде, которых, по большому счету, он и товарищами-то не считает. Он даже видит в них, скорее, конкурентов, готовых отнять у него мяч с целью самим забить его в ворота противника. Затем омерзительный алкаш отмечает красной краской ворота противника, чтобы в пылу игры не забить мяч в свои. На всякий случай он помечает красной краской и вратаря противника, всех игроков другой команды, судью на поле и боковых судей. Он долго и подозрительно измеряет шагами расстояние от ворот до штрафной площадки. Бурчит себе что-то под нос насчет того, что мяч крапленый и игроки-шулеры, и все же приступает к игре.

   Скромный учитель готовится к игре за полгода, тренируясь во дворе с мальчишками и девчонками до седьмого пота. На поле он бодро выбегает в новых китайских кедах и в чистой подогнанной майке и трусах с надписью "Адидас" на грузинском языке. Он долго разминается, жонглируя мячом, ногами, головой, спиной и задом.

   Во время игры омерзительный алкаш рвется к воротам противника, расталкивая всех и вся на своем пути, не слыша ни свистка судьи, ни призывных криков своих коллег. Его манера игры напоминает американский футбол. Он играет головой, руками, ногами, корпусом, задницей, спиной. Всем собой играет он в футбол, при этом он дико орет что-то невнятное, матерится (внятно), дерется, пихается, пинается. Уже к концу первого тайма на его счету несколько покалеченных игроков с той и другой стороны, несколько забитых мячей в те и другие ворота, несколько желтых, красных и голубых карточек и два удаления. В перерыве его увозят омоновцы в отделение милиции при стадионе и запирают до конца матча, до конца сезона, до конца жизни.

   Скромный же учитель играет технично, хитро, с подковыркой. Он легко перемещается по краю поля и внезапно появляется в самых неожиданных местах. Он легок, словно пух Эола, мяч ему послушен. Его ставят в пример другим игрокам. На кромке поля стоит доска почета с его фотографией и подписью: "Им гордится наш футбол, баскетбол, водное поло и шахматы". После игры его качают по очереди обе команды. Потом отдают покачать болельщикам, а уж те – просто прохожим. Он где-то теряется, закаченный до изнеможения.

    Как они питаются
рис. Н.Провоторов    Скромный учитель готовит прекрасно. Он обожает готовить. У него множество рецептов, выписанных из журналов "Бурда", "Работница" и переписанных из передачи "Смак". Он составляет себе меню на неделю вперед, поэтому, когда идет на базар, уже наверняка знает, что будет покупать. На базаре он подолгу торгуется. Его уже знают все торговцы и меж собой называют "Омерзительным учителем". Готовит скромный учитель тщательно следуя всем рекомендациям. Он знает и чукотскую, и тибетскую, и японскую, и тайскую кухни. Он специально разводит черепах для черепахового супа и змей – для змеиного. Он гурман, наш учитель. Когда он готовит, то всегда заводит специальный будильничек для того, чтобы все компоненты варились именно столько, сколько им положено.

   Омерзительный алкаш же никогда ничего не готовит. Он всегда питается на халяву у скромного учителя или у его друзей. А если тех не оказалось дома, он запирается на кухне, закатывает рубашку, вкалывает себе промидола, оксибутирата натрия или морфия, закуривает косяк и, проклиная всех учителей и всенародное образование в целом, откатывается на полную катушку, включив на полную мощность AC/DC, KISS или Bon Jovi. Тогда соседи говорят: "Тихо! Они кушают!" Потом достает из холодильника полуживого лобстера, слабо шевелящего тощими ножками и жалобно попискивающего, ударом кулака зашибает того насмерть и жрет его сырым, шумно чавкая, сплевывая шелуху прямо на пол. При этом он тяжело дышит и ошалело вращает красными зрачками, наслаждаясь предсмертными судорогами животного.

    Как они обрезаются
рис. Н.Провоторов    Омерзительный алкаш решение обрезаться принимает спонтанно, внезапно, в одночасье. (Однажды проснувшись, он с ужасом обнаруживает, что до сих пор не обрезан!). В панике омерзительный алкаш хватает секатор (садовые ножницы) или другие режущие или колющие предметы и в исступлении начинает себя обрезать. Обрезает он крайнюю плоть на глазок, навзмашку, наотмашь, наспех, разбрасывая край обрезания по всей комнате в беспорядке, хаотично. Он кричит от боли, в экстазе мечется по комнате, по улице, по площадям, зажав своей пятерней свое обрезанное сокровище, изрыгая проклятия и антисемитские лозунги. Однако постепенно процесс обрезания его увлекает, захватывает, и он в забытье продолжает обрезать все, что попадает ему под руки: рукописи, занавески, кустарники, сучья деревьев, и обрезает всех соседей, родственников и просто случайных прохожих. Обрезает неровно, но быстро. Правда, не с первого и не со второго раза, да и не с третьего. В конце концов ножницы у него окончательно затупляются и вместо обрезания у него выходит просто очень сильное зажимание и сплющивание. Во время обрезания он прикладывается к бутылке водки "Центросоюз", к бутылке "Анапы", "Мадеры", "Кагора". Это придает ему смелости, наглости, хамства и делает его и без того неверные движения абсолютно неточными. В конце концов его успокаивают, отнимают ножницы, вкалывают успокоительного, слабительного, чтобы он забыл об обрезании. Омерзительный алкаш наконец успокаивается. До следующего раза. Он знает, что ровно через неделю он снова проснется и ему вновь и вновь нестерпимо захочется обрезаться и обрезать… И он снова и снова производит себе обрезание до победного конца.

   Скромный учитель готовится к обрезанию долго и тщательно. С детства, с отрочества, с юности, со зрелости. Он тщательно штудирует литературу, живопись, архитектуру, изучает обряды инициации всех народов и времен. Выбирает наиболее безболезненный и быстрый способ обрезания. А таких способов существует по крайней мере сто, если не все сто пятьдесят. Останавливается он на хирургическом способе обрезания, отвергнув такие способы, как отрывание, обгрызание, отсекание как антигуманные и противоречащие общечеловеческим нормам общежития.
   Для скромного учителя обрезание – это праздник, это культовый обряд, таинство. На обрезание он приглашает своих друзей, соседей, корреспондентов средств массовой информации и коммуникации, членов Государственной Думы (наивно полагая, что члены обязательно должны при этом присутствовать). Он скрупулезно, до мельчайших подробностей выясняет, что именно следует обрезать, сколько и чем. Для этого он делает опрос ветеранов обрезания. Из инструментов он отдает предпочтение французской гильотине. Скромный учитель очень волнуется и от волнения обязательно порежет себе пальчик. Ему страшно. Обрезание он делает с закрытыми глазами и тихонько постанывая от предвкушения сладостной боли. Предвкушение его не обманывает. Обрезанный, но счастливый, скромный учитель заспиртовывает крайнюю плоть и складывает ее под стекло, как гербарий, рядом с травами тысячелистника, ромашки полевой, пидры чернолистной и кочумахи луговой.
   Обрезанный, но счастливый, он вприпрыжку отправляется с чистой совестью в ОВИР.

Как они готовятся к Новому Году
    Елочки
    Омерзительный алкаш узнает о наступлении Нового года случайно, походя, полежа. Просто он однажды просыпается под елочкой, как трусишка зайка серенький, мороз его укутывал, и срубает ее под самый корешок. За одно срубает и несколько рядов стоящих елочек, сосенок, дубков, ясеней, кленов, каштанов, ольх. Увлекшись, начинает нещадно валить лес, пока его не останавливает проснувшийся от шума падающих деревьев лесник. Однако подготовка к Новому году не на шутку волнует омерзительного алкаша и он точно помнит, что к нему следует готовиться. Но как? Что делать? С чего начать? Омерзительный алкаш начинает штудировать литературу по этому вопросу, натыкается на ленинские одноименные работы и погружается в их изучение суетясь, матерясь, пропуская абзацы, страницы, главы… Весь пропахший хвоей, табаком, водкой и книгой, пьяный, но начитанный, он разворачивает необычайную деятельность по подготовке к Новому году. И лишь только слаженные четкие действия ФСК и МВД не позволяют омерзительному алкашу и его компании ввергнуть страну в пучину еще одной кровавой революционной бойни.

   Скромный учитель готовится к Новому году обстоятельно, по специальному методическому пособию для работников культпросветучреждений, утвержденному еще Министерством культуры СССР. Он выносит с балкона старенькую елочку, оставшуюся у него еще с 1985 года, осторожно, чтобы не осыпались иголочки, приклеенные аккуратно клеем "БФ", и украшает ее самодельными бумажными и тряпочными игрушками, конфетами, пустышками, обильно посыпает ее сверху кусками грязной ваты, отдаленно напоминающей грязный обочный снег, выдернутой им на время из сиротского матраца.

    Наряды
   Скромный учитель по традиции готовит к Новому году костюм снежинки, оставшийся у него еще от невинных новогодних оргий в детском саду. Вытаскивает платьице из картонной коробки, отряхивает его от нафталина, тщательно отглаживает и вешает на самодельную вешалку, изготовленную им из ветки вишни. Платьице стало ему с годами несколько маловато, но скромный учитель немного наставил в боках, плечах, в воротнике, рукавах (рукав цельнокроенный) и пришил кусок полотенца в длину. Каждый Новый год он приводит в восторг немногочисленных гостей: бабушку, маму, соседку, кружась вокруг елочки в веселом зажигательном танце снежинок.

   Омерзительный алкаш после неудавшегося революционного предновогоднего переворота не впадает в уныние, а начинает готовить новогодний наряд. Он осаждает своими просьбами омерзительных модельеров, кутюрье, визажистов, и они, внимая его мольбам, создают ему проект Новогоднего праздничного наряда. Поскольку модельеров в подготовке новогоднего наряда омерзительного алкаша задействовано очень много, то наряд получается достаточно эклектичным, претенциозным, имманенетным, изотеричным, трансцендентальным.
   Главное внимание в новогоднем наряде уделяется новогодним трусам, поскольку все знают, что омерзительный алкаш в силу своей психической организации, склонный к эксгибиционизму, обязательно скинет все одежды в процессе новогоднего праздника. Новогодние трусы омерзительного алкаша имеют цельнокроенные борта, двойную шлицу, сбоку вытачки, лампасы, аппликации, рюшки. Трусы его напоминают боди. Сшитые из искусственного крепа, на меху, создают нужный объем, убирают некоторые излишки обрюзгшего, отекшего и одутловатого тела омерзительного алкаша. В них он строен, подтянут, ледащ, как скромный учитель в отрочестве. Новогодние двубортные трусы омерзительного алкаша, полуприлегающие, подчеркивающие линию бедер, сразу становятся центром внимания на всех презентациях и показах моды. Два ряда пуговиц, изящные фигурные лацканы, рельефная строчка, подчеркивающая мужественные изгибы фигуры О.А., чесучовые вставки пастельных тонов придают фигуре эдакуто экзальтированность и отчужденность. Украшенные на талии мелким бисером трусы создают ощущение легкости и благополучия. Есть в этих трусах и изюминка. Она крепится по центру трусов. Модель эта носит название – "Трусы с изюминкой". Правда, омерзительный алкаш каждый раз на демонстрации трусов съедает изюминку, и модельерам приходится каждый раз пришивать новую. Модельеры придумали съемную изюминку, на липучке, в складках гульфика. Сзади трусов крепится мешочек с изюмом.
   Как правило, омерзительный алкаш не снимает новогодних трусов до следующего Нового года. В них и днюет, и ночует, пьет и ест, отправляет естественные и неестественные надобности. И к концу года эти трусы теряют товарный вид, и все попытки омерзительного алкаша пропить их завершаются неудачей. Эти трусы как и многие другие, оседают ненужным грузом на дне старинного сундука омерзительного алкаша, рядом с трусами деда, прадеда, прапрадеда и прапрабабушки.

    Культурная программа
рис. Н.Провоторов    Скромный учитель тщательно продумывает культурную программу, составляет план реплик, реприз, песен, загадок, шарад, викторин, головоломок. Новогодние шутки и анекдоты выписывает на отдельные бумажки и раскладывает по порядку. Он долго репетирует перед зеркалом, представляет, как будут радоваться за него и смеяться его немногочисленные гости: мама, бабушка и тетя Изергиль. Он выписывает из песенного сборника новогодние песни, потихонечку напевает их своим приятным контртенорком, переходя на нежное контральто, вспоминая мотив, и забывается: "Славой овеяна, болею спаяна, Крепни и здравствуй во веки веков Партия Ленина, партия Сталина, Мудрая партия большевиков". Ему деликатно стучат в стенку оппозиционно настроенные соседи, отчего падает со стены портрет Дзержинского и разбивается вдребезги.

   Омерзительный алкаш сочиняет новогоднюю песню сам. Он берет в руки свои старинную гитару без грифа, на которой чудом уцелела всего одна басовая струна, и подбирает мелодию, сложными, одному ему только ведомыми аккордами. Он тщательно записывает музыку на обратной стороне пачки из-под макарон. Омерзительный алкаш подыгрывает себе на губном баяне без кнопочек, проделав для этого в нем дырочку в мехах. Песню он сочиняет в стиле рэп. Пристукивает в такт ногой в соседней тональности, создавая невообразимый шум, словно рота солдат возвращается из трудного военного похода ни с чем. Текст его новогодней песни изобилует омонимами, омофонами, неологизмами, плеоназмами, междометиями, откровенной матерщиной, ненормированной лексикой, окказионализмами, кочумизмами, морфемами, изофоризмами, интерференциями.

  Текст новогодней песни       Новогодняя загадка  
  омерзительного алкаша        скромного учителя:
  Эх!.. Новый год! Е!..        Кто стучится в дверь ко мне
  На.. от!                     С толстой сумкой на ремне?
  Б… священный бой!                         (Ленин)
  Клянемся … с тобой.


    Далее >>>

А.Мешков


крупное
home